Архивы публикаций
Опрос посетителей
Пойдёшь на выборы

22 апр 13:05Мнение

Врач: Реанимации в Минске заполнены, официальная статистика по коронавирусу сильно занижена



Журналисты на условиях анонимности поговорили с врачом реанимационного отделения одной из минских больниц, передает «Радыё Свабода».
Вся больница заполнена пациентами с пневмонией
- Какая сейчас ситуация в реанимационном отделении, где вы работаете?
- У нас чуть более 20 реанимационных коек. Изредка появляются свободные места. Пациенты постоянно поступают, мы как бы на грани возможностей, но две-три койки сегодня, когда я уходил с работы, были свободны.
- Это все пациенты с коронавирусом?
- Да. «Ковидные» пациенты начали к нам поступать в конце марта. Но как только диагноз COVID-19 подтверждался, их забирали в больницы, которые уже были перепрофилированы под таких пациентов. Но с прошлой недели все позитивные остаются у нас. Так что теперь мы уже начали заполняться, как больница COVID-19.
Практически все отделения заполнены воспалениями легких. Сейчас пациентов сортируют между отделениями. В одни переводят коронавирусные пневмонии, в другие – неопределенные.
Насколько точна диагностика
- В Москве решили в этот период все случаи пневмонии считать коронавирусными. А как в Минске, есть ли у вас случаи некоронавирусной пневмонии?
- Да. Мы видим воспаление легких, видим клинику и подобные симптомы, но мазки приходят отрицательные. Мы берем все новые и новые мазки, и все они отрицательные и отрицательные. Хотя по всем другим признакам пациент должен быть позитивным.
- Означает ли это, что полимерная цепная реакция (ПЦР) – не совсем точный анализ?
- Да, с мазком из носа это 60% уверенности, с зевка - от 30%. Наиболее точным является анализ мокроты и забор, смыв из бронхов, достоверность будет около 90%.
- В некоторых странах начали ставить диагнозы компьютерной томографией. В Беларуси так не делают?
- Нет. Я слышал, что такое делается, но самый точный анализ - это мазок или забор материала из бронхов. Конечно, на ранних стадиях КТ видит так называемый эффект «матового стекла», но это может указывать на пневмонию вирусного происхождения, но необязательно COVID-19.
Так что томография служит для подтверждения диагноза или подозрения. Но только по КТ у нас не ставят диагноза.
«Средств индивидуальной защиты пока хватает, но мы экономим»
- В вашей реанимации были смертельные случаи коронавирусных больных
- Как я уже говорил, ранее их переводили в другие клиники, но с того времени, что они остаются у нас, нет, не было.
- Достаточно ли у вас защитного снаряжения - костюмов, масок, щитков, очков?
- Про это ничего плохого не скажу. Наша больница укомплектована средствами индивидуальной защиты. У всех нас есть свои халаты, костюмы, нас регулярно меняют респираторы. С этим проблем нет. Однако ... Периодически все же чувствуется напряжение.
Невозможно сказать, хватит ли их завтра, потому что никто не знает, насколько это все затянется. Поэтому на данный момент мы экономим, живем, так сказать, не на широкую ногу. Но сегодня у нас есть все, что нужно.
Дежурства по 24 часа, когда мы выходим из красной зоны на отдых, а затем возвращаемся - мы надеваем тот же костюм, который перед этим кварцуется и дезинфицируется.
«В больнице есть случаи заражения и медсестер, и врачей»
- Есть ли случаи заболевания коронавирусом среди персонала?
- Да, есть случаи. Болеет младший персонал, болеют врачи. Диагнозы подтверждены. Но тяжелых больных среди персонала нет.
Однако, точно я не знаю, потому что тех сотрудников, которые были выявлены ранее, перевели в другие клиники, которые на тот момент предназначались для пациентов с COVID-19.
- А те, кто недавно заболел?
- 15 апреля министр издал распоряжение о том, что пневмония, легкие случаи коронавирусной пневмонии и просто позитивные на COVID-19 должны лечиться амбулаторно, при условии, что они могут самоизолироваться дома. Сейчас их наблюдают и лечат поликлиники.
Тех, кто находился в больницах просто как контакты, уже выписали домой. В настоящее время в больницах будут лечиться только тяжелые формы пневмонии, а также пациенты со средней и тяжелой формой COVID-19
Что такое белорусский протокол лечения коронавируса
- Есть ли у вас проблемы, например, нехватка персонала или лекарств?
- В принципе, в больнице уже появился противомалярийный препарат «Имард». Мы его активно начинаем вводить, но это экспериментальное лечение, поэтому мы даем его дифференцировано - в случае серьезных патологий или когда мы видим, что состояние человека ухудшается.
- А этот «Имард» белорусского производства?
- Кажется, нет. Но его пока хватает. В клиники он уже поступает. Те пациенты, которые в нем нуждаются, получают это. Эти лекарства имеют побочные эффекты, поэтому всем его не назначишь.
- Ранее было официально объявлено, что в Беларуси есть свои протоколы лечения коронавируса. «Имард» - это один из пунктов того протокола?
- Как вы знаете, лечения от COVID-19 в мире пока не найдено, не проводилось никаких масштабных исследований. Поэтому все методы лечения пока экспериментальные.
Но да, «Имард» является частью этого экспериментального протокола. Вся терапия сводится к симптоматическому лечению. Как мы лечим и ОРВИ. При пневмонии это антибактериальная терапия, кислородная поддержка, инфузия. Но конкретного лечения нет.
- То есть вы применяете кислородную терапию?
- Да, это базовое лечение для тех, кто попадает в реанимацию. Если оно не помогает, человек переводится на ИВЛ.
Как лечатся от коронавируса дома
- А те, кто лечится дома, могут получить «Имард»?
- Дома лечатся люди с легким течением болезни. Для таких пациентов «Имард» не используется, потому что у него нет доказательной базы. Его применяют в более тяжелых случаях, когда симптоматическое лечение не помогло. Это такое лекарство отчаяния.
- Значит, те, кто лечится дома, получают лечение как при ОРВИ?
- Да. Но понимаете, есть много бессимптомных COVID-19 или легких форм, как легкая простуда. Такие люди почти не нуждаются в лечении.
Что общего у пациентов реанимации, больных COVID-19
- Были ли у вас случаи выписки из реанимации обратно в обычные палаты?
- Да, люди поправляются, люди стабилизируются и переводятся в общие палаты. Но поскольку полностью «ковидные» пациенты у нас только с прошлой недели, то не могу назвать полностью вылеченных пациентов. Люди все еще лечатся.
С теми, кто попал на ИВЛ, сложнее. Пока им вентилируют легкие.
- Какие закономерности течения этого заболевания по наблюдениям реаниматолога?
- Практически все пациенты нашей реанимационной в возрасте 55-65 лет. Почти все тяжелые пациенты имеют избыточный вес или ожирение.
Как из реанимация выглядит масштаб эпидемии
- Каким вы изнутри видите настоящий масштаб эпидемии в Беларуси?
- Мы знаем те же цифры, которые объявляют официально. С другой стороны, если у кого-то есть другие цифры, то выдавать их запрещено. Но мы с коллегами считаем, что официальная статистика заболевших сильно занижена, в пять-шесть раз. Добавьте сюда бессимптомных больных, которые переносят болезнь на ногах и продолжают распространять вирус, и заражать других.
Так что зараженных намного больше, а официальные данные - это те, кто уже обратился в больницу. Но это мое субъективное мнение.
Более 350 подтвержденных пациентов есть только в нашей больнице с конца марта. Это всего лишь одна небольшая больница. В Минске должно быть около 5000 тысяч. В масштабе всей страны – еще больше.
Мы стараемся не делать прогнозов как для конкретных пациентов, так и для всей эпидемии. Китайские или немецкие статистики противоречивы, разные по-разному считают. Слишком много противоречивой информации.
По данным китайских исследований, стойкого иммунитета не возникает. У тех, кто переболел, титры антител в крови низкие. Кстати, у пожилых людей титры большие, чем у молодых.
«Мы все кашляем»
- Все 20 минут нашего разговора вы кашляете?
- Да, мы все кашляем.
- У вас и ваших коллег брали мазки?
- Да, брали. Мазки отрицательные. Но сейчас решили, что будут брать мазки только у тех, у кого есть «клиника» - температура, кашель, какие-нибудь катаральные симптомы. Когда человек чувствует себя более или менее нормально, мазки обычно не берут. Мы ходим на работу.
- Но вы же так кашляете...
- Мне делали не только мазки, но и компьютерную томографию. Пневмонии нет. Я работаю.
Я думаю, что рано или поздно мы все столкнемся с этой инфекцией - слишком большой масштаб эпидемии в мире и в Беларуси. Главное, чтобы не было одномоментной нагрузки на систему здравоохранения. Чтобы мы могли помочь всем.
Так что оставайтесь дома.

Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:
Информация
Погода Минск
Информация сайта http://www.pogoda.by
Личный кабинет
только у нас скачать купить шаблоны dle по низким ценам
Популярные статьи